starry sky

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
BeOn
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

starry sky > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)


кратко / подробно
Вчера — пятница, 16 ноября 2018 г.
~ 4042 ~ firе wаlk with mе в сообществе LAGUNA 20:58:21

ade due damball­a

­­

Подробнее…
­­

­­­­­­

L'Orchestra Cinematique - The End (cover The Doors)

-------------------

приму 1-2 заказа на дизайн до нг
http://lagunaartstudio.beon.ru/4-689-heaven-upside-down.zhtml



Категории: Cassy
показать предыдущие комментарии (5)
21:33:24 firе wаlk with mе
на удивление, мне с ним всегда очень легко работается
21:47:11 infamous witch
кэсс, я виню тебя в своей смерти как же это круто о мой бог
21:55:06 lan wangji
Великолепный синий. Красота неописуемая. Плюсую яро к комментарию Юры хд
22:25:18 jоtаrо kujo
НУЧТОЖ теперь агрессивно жду как и твою жопу у себя vk.com/images/stickers/5534/64.png
Позавчера — четверг, 15 ноября 2018 г.
Вокруг Солнца Мёртв inside в сообществе Вечность 10:45:59
Весело, хоть и не очень мелодично, напевая себе под нос, Джимми Тэрнер вошел в приемную.
— Здесь Старая Кислятина? — спросил он, подмигивая хорошенькой секретарше и вгоняя ее этим в краску.
— Здесь, и ждет вас, — кивнула она в сторону двери, на которой жирными черными буквами значилось:
«Фрэнк Мак-Катчен, генеральный директор Межпланетного почтового ведомства».
Джимми вошел.
— Хэлло, командир! Что на этот раз?
— О, это вы! — Мак-Катчен оторвался от лежавших на столе бумаг и пожевал окурок своей сигары. — Садитесь.
Подробнее…Из-под кустистых бровей он уставился на вошедшего. «Старую Кислятину», как называли Мак-Катчена все сотрудники Межпланетного почтового ведомства, никто не мог припомнить смеющимся, хотя, если верить слухам, в детстве, наблюдая падение своего отца с яблони, он улыбнулся. Всякий, кто поглядел бы на его лицо сейчас, объявил бы этот слух преувеличенным.
— Слушайте, Тэрнер! — рявкнул Мак-Катчен. — Межпланетное почтовое ведомство открывает новую линию, и решено, что проложите ее вы. — Не обращая внимания на гримасу Джимми, он продолжал: — Отныне почту на Венеру будут доставлять круглый год.
— Что? Я всегда считал: когда Венера находится по другую сторону Солнца, возить туда почту — сплошное разорение.
— Точно, — согласился Мак-Катчен, — если лететь обычным путем. Но если бы можно было достаточно близко подойти к Солнцу, мы стали бы летать по прямой. В том-то вся суть! Создан новый корабль, способный приблизиться к Солнцу на двадцать миллионов миль и неопределенно долгое время оставаться на этой дистанции.
— Постойте! — нервно перебил Джимми. — Я не совсем понимаю, Кисл… мистер Мак-Катчен. Что это за корабль?
— Почем я знаю? Я сам не специалист, но, насколько мне известно, он создает вокруг себя некое поле, не пропускающее солнечных лучей. Вы поняли? Они отклоняются. Жара до вас не доходит. Вы можете пробыть там хоть целый век, и вам будет прохладнее, чем в Нью-Йорке.

— Вот как? — Джимми был настроен скептически. — Испытания проведены, или именно эту маленькую деталь оставили для меня?
— Испытания, конечно, были, но не в естественных условиях.
— Раз так, я отказываюсь. Я достаточно потрудился для ведомства, но всему есть предел. Я еще не сошел с ума.
Мак-Катчен чопорно выпрямился.
— Напомнить вам присягу, которую вы дали, поступая на службу, Тэрнер? «Помешать нашим космическим полетам…»
— «…способна только смерть», — закончил Джимми. — Все это я знаю не хуже вас, и еще я заметил, что очень легко цитировать присягу, сидя в удобном кресле. Если вы такой идеалист, летите сами. Что до меня, то это исключено. И можете, если угодно, меня уволить. Уж такую работу я всегда найду. — Он пренебрежительно щелкнул пальцами.
Мак-Катчен понизил голос до вкрадчивого шепота:
— Ну, ну, Тэрнер! Не надо так горячиться. Вы меня не дослушали. Помощником у вас будет Рой Снид.
— Ха! Снид! Этого плута вам и за миллион лет не уговорить. Так что не рассказывайте мне сказок.
— Собственно говоря, он уже дал согласие. Я думал, вы составите ему компанию, но вижу, он был прав. Он с самого начала был уверен, что вы спасуете. А я с ним спорил. — Он жестом отпустил Джимми и тут же занялся докладной, которую читал перед его приходом.
Джимми пошел к двери, нерешительно постоял возле нее и вернулся назад.
— Минутку, мистер Мак-Катчен! Что, Рой действительно летит?
Мак-Катчен рассеянно кивнул, целиком поглощенный чтением документа. Джимми взорвался:
— Вот негодяй! Значит, этот длинноногий воображала считает, что я струшу?! Ну, я ему покажу! Я принимаю ваше предложение и ставлю десять долларов против венерианского пятака, что Рой в последнюю минуту сдрейфит!
— Хорошо! — Мак-Катчен встал и пожал ему руку. — Я знал, что вы согласитесь. С деталями вас ознакомит майор Вэйд. Я думаю, вы отправитесь недель через шесть, а так как я завтра лечу на Венеру, мы, вероятно, там встретимся.

Джимми, все еще кипя, вышел, а Мак-Катчен нажал кнопку звонка:
— Вызовите по видеофону Роя Снида, мисс Вильсон.
После короткой паузы вспыхнул красный сигнал, раздался щелчок, и на экране возник темноволосый, франтоватый Снид.
— Хэлло, Снид! — прорычал Мак-Катчен. — Вы проиграли пари. Тэрнер согласен. Я думал, он лопнет со смеху, когда сказал ему, что вы говорили — он не полетит. С вас двадцать долларов.
— Подождите, мистер Мак-Катчен! — Лицо Снида потемнело от гнева. — Вы что, сказали этому безмозглому кретину, будто я отказался? Конечно, сказали, знаю я вас! Я-то полечу, но ставлю еще двадцатку, что он передумает. А я полечу, не сомневайтесь!
Мак-Катчен, не дожидаясь, пока он кончит возмущаться, выключил видеофон. Затем откинулся на спинку кресла, выплюнул изжеванный окурок и закурил новую сигару. Лицо его по-прежнему осталось кислым, но в голосе явственно слышалось удовлетворение, когда он произнес:
— Ха! Я знал, что на это они клюнут.

* * *


С усталыми, вспотевшими двумя космонавтами на борту «Гелиос» летел по орбите Меркурия. Многонедельное космическое путешествие вдвоем вынуждало Джимми Тэрнера и Роя Снида соблюдать видимость приятельских отношений, и все же они почти не разговаривали. Прибавьте к этой скрытой враждебности изнуряющую жару и мучительную неуверенность в благополучном исходе предприятия, и вы поймете, что положение обоих было незавидным.
Джимми уныло посмотрел на пульт с множеством разных индикаторов и, откинув упавший на глаза мокрый клок волос, буркнул:
— Что там вытворяет термометр, Рой?
— Сто двадцать пять по Фаренгейту, и ртуть все ползет вверх, — тем же тоном ответил Рой.
Джимми цветисто выругался, после чего сказал:
— Система охлаждения на пределе, корпус корабля отражает 95 процентов солнечной радиации, и при всем том такая жарища. — Он помолчал. — Гравиметр показывает, что мы находимся в тридцати пяти миллионах миль от Солнца.

Значит, нам осталось еще целых пятнадцать миллионов миль до зоны, где включится дефлекторное поле. Температура поднимется, возможно, до ста пятидесяти. Нечего сказать, приятная перспектива! Проверь-ка испарители. Если воздух не будет абсолютно сухим, нам долго не выдержать.
— Орбита Меркурия, только подумать! — голос Снида стал хриплым. — Никто никогда не был так близко к Солнцу. А мы продолжаем приближаться к нему.
— Многие были и так близко, и еще ближе, — напомнил Джимми, — но они потеряли управление и сели на Солнце.
Фридлендер, Дебюк, Антон… — Он умолк, наступило тягостное молчание.
Рой нервно поерзал.
— Насколько оно вообще эффективно, это поле? Знаешь, Джимми, такие воспоминания не слишком ободряют.
— Ну, испытания проведены в самых жестких условиях, максимально приближённых к реальным. Я наблюдал их. На корабль обрушили радиацию, примерно равную солнечной в радиусе двадцати миллионов миль. Эффект был потрясающий. Залитый ослепительно ярким светом корабль сделался невидимым. И с корабля испытатели не видели происходящего снаружи, совершенно не ощущая при этом жары. Одно любопытно: поле включается только при определенной интенсивности радиации.
— Хотелось бы, чтобы все это скорей кончилось, а как — мне уже все равно, — рассердился Рой. — Если Старая Кислятина думает постоянно гонять меня по этому маршруту, что ж — он лишится своего аса.
— Он лишится двух асов, — поправил Джимми.
Разговор оборвался; «Гелиос» продолжал свой полет.

* * *


Жара усиливалась: 130, 135, 140. А через три дня, когда ртуть подобралась к отметке «148», Рой объявил, что они приближаются к критической зоне — туда, где солнечная радиация достаточно интенсивна, чтобы вызвать действие поля.

* * *


Напряжение достигло предела; сердца обоих бешено колотились.
— Это произойдет сразу?
— Не знаю. Придется ждать.
Сквозь иллюминаторы видны были только звезды. Слепящие лучи Солнца не проникали внутрь корабля, специально сконструированного таким образом, что под действием мощной радиации иллюминаторы автоматически закрывались.
А потом звезды начали понемногу исчезать, сперва — тусклые, затем — яркие: Полярная, Регул, Арктур, Сириус. Космос стал одной сплошной чернотой.
— Действует! — выдохнул Джимми. И почти в тот же момент обращенные к Солнцу иллюминаторы открылись. Солнца не было!
— Ха! Я уже ощущаю прохладу, — Джимми Тэрнер ликовал. — Здорово!.. Знаешь, если бы создать дефлекторное поле против излучения любой силы, мы получили бы самое мощное оружие — возможность делаться невидимками. — Он закурил и сибаритом раскинулся в кресле.
— Но пока что мы летим вслепую, — напомнил Рой.
Джимми покровительственно усмехнулся.
— Можешь не беспокоиться, Красавчик. Это уж моя забота. Мы вышли на солнечную орбиту. Через две недели мы обогнем Солнце, я выпущу ракеты, и мы устремимся прямиком к Венере. — Он был чрезвычайно доволен собой. — Джимми Тэрнер — «голова»! Можешь на него положиться. Вместо обычных шести месяцев мы потратим всего два. За штурвалом ас Межпланетной почты.
Рой неприятно хохотнул.
— Послушать тебя, так подумаешь — это твоя заслуга. А вся твоя работа — вести корабль по курсу, который рассчитан мною. Голова здесь Я, ты — только руки.
— Ну? Каждый молокосос в летном училище умеет рассчитывать курс. А чтобы водить корабли, надо быть мастером.
— Ну, это ты так считаешь. А кому больше платят? Тому, кто ведет корабль, или тому, кто составляет расчеты?
На это Джимми возразить ничего не смог, и Рой с победным видом вышел из рубки. А «Гелиос» все летел.
Два дня прошли спокойно, а на третий Джимми, глянув на термометр, встревоженно почесал затылок. Вошедший в эту минуту Рой вопросительно поднял брови.
— Что-нибудь случилось? — Он наклонился к шкале. — Ровно 100 градусов. Не вижу причин расстраиваться. По твоему виду я решил, что стало барахлить поле и температура снова поднимается. — Он нарочито зевнул.
— Безмозглый кривляка! — Джимми поднял ногу, как бы собираясь лягнуть его. — Я предпочел бы, чтобы температура поднималась. Слишком уж оно активно, это поле, на мой взгляд..
— Гм! Что ты имеешь в виду?
— Постараюсь объяснить, а ты слушай внимательно — может, поймешь. Этот корабль напоминает термос. Он с большим трудом нагревается и с таким же трудом остывает. — Джимми сделал паузу, давая собеседнику время осмыслить сказанное. — В обычном диапазоне температур он не должен терять больше двух градусов в сутки при отсутствии дополнительных внешних источников тепла. Допускаю, что в нынешних условиях потери могут составлять пять градусов в сутки. Усваиваешь?
Рой слушал его, разинув рот. Джимми продолжал:
— Меньше чем за три дня этот чертов корабль отдал пятьдесят градусов тепла.
— Быть не может!
— Факт, — Джимми невесело усмехнулся. — И я знаю, в чем дело. Все это проклятое поле. В борьбе с внешней радиацией оно спешит растратить все тепло нашего корабля.
Рой быстро произвел в уме расчет.
— Если это действительно так, через пять дней будет достигнута точка замерзания и последнюю неделю мы проведем в зимних условиях.
— Именно. Даже если с понижением температуры потери уменьшатся, градусов тридцать-сорок мороза нас ожидают.
Настроение у Роя упало.
— Мороз в двадцати миллионах миль от Солнца!
— Это еще не самое страшное, — добавил Джимми. — «Гелиос», как все корабли Марса и Венеры, не имеет отопительной системы. Они ведь рассчитаны на полет под палящим солнцем и в условиях минимальной теплоотдачи, а потому совершенствуются в охлаждении. У нас, к примеру, весьма эффективная рефрижераторная установка.
— Да, дело дрянь. И скафандры у нас соответствующие.
Хотя пока они страдали еще не от холода, а от жары, обоих прошиб озноб.
— Я не намерен этого терпеть, — взорвался Рой. — И никто нас не заставит. Я за то, чтобы сейчас же повернуть назад к Земле.
— Валяй! И ты берешься на таком расстоянии от Солнца рассчитать курс с гарантией, что оно нас не притянет?
— Черт! Я об этом не подумал.
Итак, делать было нечего. Радиосвязь прекратилась с момента, когда они покинули орбиту Меркурия. Никакие радиоволны не могли пробиться сквозь помехи, возникающие в такой близости от Солнца, да еще при его максимальной активности.
Оставалось ждать развития событий. Ближайшие несколько дней были целиком посвящены наблюдению за термометром, прерываемому только для того, чтобы обрушить на голову мистера Мак-Катчена очередную порцию бессильных проклятий. Это сделалось таким же ритуалом, как еда и сон, и так же не доставляло удовольствия.
А «Гелиос», безучастный к горестям своего экипажа, все летел.
Как Рой и предсказывал, к исходу седьмого дня их пребывания в дефлекторной зоне ртуть в термометре упала до отметки «холод». Ничего неожиданного в этом не было, и все же они почувствовали себя несчастными.
Джимми накачал из цистерны около ста галлонов воды и заполнил ею почти все сосуды на борту.
— Чтобы трубы не лопнули, — объяснил он. — А если они все же лопнут, у нас, по крайней мере, будет достаточно воды. Впереди ведь еще целая неделя.

А на следующий, восьмой, день вода действительно замерзла. Уныло глядели они на голубую корку льда. Джимми пощупал ее и мрачно констатировал:
— Крепкая.
Он натянул на себя еще одну простыню.
Отвлечься от мыслей о все усиливающемся холоде было трудно. Рой и Джимми реквизировали все имевшиеся на корабле простыни и одеяла, предварительно надев по три-четыре рубашки и столько же пар брюк.
Они старались по возможности не вылезать из постелей, а если уж приходилось, жались к топливной форсунке. Но и от этого сомнительного удовольствия вскоре пришлось отказаться: Джимми заметил, что горючее необходимо экономить, так как иначе не на чем будет растопить воду и отогреть замерзшую еду.
Оба были несдержанны и готовы из-за пустяков ссориться, но сейчас, попав в беду, они перестали бросаться друг на друга. А на десятый день, объединенные ненавистью к общему врагу, они неожиданно стали друзьями.
Температура дошла до нуля по Фаренгейту и обнаруживала явную тенденцию к дальнейшему понижению. Джимми жался в углу, с удивлением вспоминая, как ворчал некогда по поводу августовской жары в Нью-Йорке. Рой окоченевшими пальцами подсчитывал на бумаге, сколько еще осталось терпеть эту муку. С отвращением поглядев на итог — 6354 минуты, он сообщил эту цифру Джимми. Последний огрызнулся:
— Мне кажется, я и 54 минуты не выдержу, а об остальных 6300 говорить нечего. — И раздраженно прибавил: — Хоть бы ты что-нибудь придумал.
— Не будь мы в такой близости от Солнца, можно было бы с помощью хвостовых ракет ускорить ход.
— Да, а если бы мы сели на Солнце, нам было бы совсем тепло. Много от твоих предложений толку!
— Ну, ты ведь называешь себя «Тэрнер-голова». Вот ты и придумай. А то, послушать тебя, так это я во всем виноват…
— Ты и виноват, осел в человеческом облике! Здравый смысл с самого начала удерживал меня от этого дурацкого путешествия. Я сразу отказался от предложения Мак-Катчена. И был прав. И что же? — с горечью сказал он. — Нашелся такой дурак, как ты, который согласился на то, на что ни один нормальный человек не согласился бы. И мне пришлось разделить эту глупость с тобой. — Голос его достиг самых высоких нот. — Надо было предоставить тебе одному лететь и мерзнуть, а я сидел бы себе у камелька и злорадствовал. Знай я, чем это кончится, я так бы и поступил.
Лицо Роя выразило обиду и изумление.
— Да? Вот, значит, как было дело! Одно тебе скажу: в искусстве искажать факты ты способен побить любого. Ведь это именно ты был настолько глуп, что согласился лететь, а я — всего лишь жертва обстоятельства.
Джимми посмотрел на него с величайшим презрением.
— Холод отшиб у тебя последние остатки мозгов.
— Слушай, — накаляясь, ответил Рой. — 10 октября Мак-Катчен по видеофону сообщил мне, что ты дал согласие и посмеялся надо мной как над трусом. Будешь отрицать?
— Естественно, буду. 10 октября мне от Кислятины стало известно, что ты летишь и заключил пари… — Джимми вдруг растерянно умолк. — Слушай… Мак-Катчен действительно сказал тебе, что я согласился?
Потрясенный внезапной догадкой, Рой на миг перестал даже ощущать холод.
— Клянусь! Потому-то и я полетел.
— Но он сказал мне, что ты летишь, и это вынудило меня согласиться. — Джимми вдруг почувствовал себя последним дураком.
Оба надолго погрузились в молчание. Когда Рой снова заговорил, голос его дрожал от избытка переполнявших его чувств:
— Джимми, мы стали жертвами подлого, низкого обмана. — Он задыхался от ярости. — Это прямо-таки разбой среди бела дня…
Джимми, внешне более хладнокровный, был, однако, зол не меньше.
— Ты прав, Рой. Мак-Катчен подло обманул нас. Он дошел до предела человеческой низости. Но ему это так не сойдет. Когда мы переживем эти 6300 с чем-то минут, мы сведем с мистером Мак-Катченом счеты.
— Что мы с ним сделаем? — глаза Роя хищно блеснули.
— В данный момент я охотно разорвал бы его в клочья.
— Недостаточно мучительно. Может, лучше сварить его в кипящем масле?
— Неплохо, но отнимет слишком много времени. Давай лучше отдубасим его по доброму старому методу.
Рой потер руки.
— У нас еще будет время поразмыслить над этим. Вот мерзкий, подлый, грязный… — дальше пошло непечатное.
В следующие четыре дня температура продолжала падать. На четырнадцатый, последний, день ртуть в термометре замерзла.
В этот последний, ужасный день они разожгли форсунку, истратив весь свой скудный запас горючего. Полузамерзшие, они жадно стремились впитать в себя каждую каплю тепла.
За несколько дней до того Джимми разыскал где-то пару теплых наушников, и теперь они ежечасно переходили из рук в руки. Погребенные под горкой одеял Рой и Джимми беспрестанно растирали свои руки и ноги. Разговор, почти исключительно сосредоточенный на особе Мак-Катчена, становился с каждой минутой все злее.
— Вечно цитирует этот трижды проклятый девиз Межпланетной почты: «Помешать нашим космическим полетам…» — Джимми задохнулся от бессильной ярости.
— Да, — подхватил Рой. — А сам вместо того, чтобы делать мужскую работу, протирает стулья в конторе, будь он неладен!
— Ладно, через два часа мы выйдем из дефлекторной зоны. Затем еще три недели — и мы на Венере. — Джимми чихнул.
— Скорей бы! — простуженным голосом откликнулся Рой. — Ни за что больше не суну нос в космос, только последний раз — чтобы добраться домой, на Землю. А затем поселюсь где-нибудь в Центральной Америке и займусь разведением бананов. Там хоть тепло.
— Нас могут не выпустить с Венеры после расправы, которую мы учиним над Мак-Катченом.
— Ты прав. Но это не беда. На Венере еще теплее, чем в Центральной Америке, а мне ничего больше не нужно.
— Нам вообще ничто не грозит. — Джимми снова чихнул. — По венерианским законам самое большое наказание за убийство — пожизненное заключение. Нормальная, теплая, сухая камера на весь остаток жизни. Что еще нужно человеку?
Секундная стрелка хронометра делала круг за кругом: время шло. Рой держал наготове руки, выжидая мгновения, когда можно будет наконец сбросить хвостовые ракеты и позволить «Гелиосу» вырваться из этой кошмарной дефлекторной зоны.
И вот она, команда, взволнованно выкрикнутая Тэрнером:
— Пошел! Пуск!
Грохотнули ракеты. «Гелиос» пронизала дрожь. Отброшенные назад, втиснутые в свои кресла Джимми и Рой почувствовали себя счастливыми. Теперь до встречи с Солнцем, с его живительным сиянием, с благословенной жарой оставались минуты.
Это произошло даже быстрее, чем они ожидали: яркая вспышка света, а затем короткий треск, щелчок — и обращенные к Солнцу иллюминаторы закрылись.
— Гляди! — воскликнул Рой. — Звезды! Конец всем мучениям! Ну, старина, будем подниматься опять, — восторженно сообщил он термометру и поплотнее завернулся в одеяла, так как на корабле еще царил холод.

* * *


Фрэнк Мак-Катчен сидел у себя в венерианском отделении Межпланетного почтового ведомства вместе с седовласым Зебулоном Смитом, изобретателем дефлекторного поля. Говорил один Смит:
— Но право же, мистер Мак-Катчен, мне очень важно знать, как вело себя мое поле. Они ведь уже, конечно, информировали вас обо всем по радио.
Мак-Катчен в глубокой задумчивости раскурил одну из своих знаменитых сигар.
— То-то и оно, что нет, дорогой мой мистер Смит, — сказал он. — Как только они достаточно удалились от Солнца, чтобы радиосвязь с ними стала возможна, я начал запрашивать их о действии поля. Они попросту не отвечают. Единственное, что они сообщили, — выбрались из него живьем. А больше ничего!
Зебулон Смит разочарованно вздохнул.
— Не странно ли? Нет ли здесь некоторого, я бы сказал, нарушения субординации? Я полагал, им приказано подробно отразить в отчетах все, касающееся нового маршрута.
— Так и есть. Но эти двое — мои лучшие пилоты, асы из асов. И оба они с характерами. Ничего не поделаешь. К тому же я обманом вовлек их в эту затею, весьма, как вы знаете, рискованную. И теперь я склонен проявить снисходительность.
— Ну что ж, придется мне, видно, подождать.
— О, недолго, — заверил Мак-Катчен. — Они прилетают сегодня, и я обещаю передать вам всю информацию, как только они мне ее доставят. В сущности, то, что они благополучно провели две недели в двадцати миллионах миль от Солнца, само по себе доказывает успех вашего изобретения. Вы должны быть довольны.
Едва Смит ушел, как секретарша Мак-Катчена встревоженно доложила:
— С пилотами «Гелиоса» что-то неладно, мистер Мак-Катчен. Майор Вэйд только что передал из Паллас-сити, где они сели, что они отказались присутствовать на организованном в их честь торжестве и потребовали немедленно дать им ракету для полета сюда, ничего при этом майору не объяснив. А когда он попытался задержать их, они сделались весьма агрессивны.
Мак-Катчен лишь мельком взглянул на составленную секретаршей докладную.
— Гм! Они чертовски несдержанны. Ладно, как только явятся — пошлите их ко мне. Я вышибу из них дурь!
Часа через три двое непокорных пилотов сами напомнили ему о себе. Он услышал доносившиеся из приемной низкие сердитые голоса, затем возмущенные протесты секретарши — и тут же дверь распахнулась: в кабинет ворвались Джимм Тэрнер и Рой Снид. Последний решительно закрыл дверь и прислонился к ней спиной.
— Не пускай никого, пока я не кончу, — сказал ему Джимми.
— Будь спокоен, сюда никто не войдет, — мрачно пообещал Рой. — Но не
забудь оставить что-нибудь и для меня.
Мак-Катчен не подавал голоса, пока не увидел, как Тэрнер засучивает рукава. Тут он решил, что пора кончать комедию.
— Привет, ребята, — произнес он с совершенно не свойственной ему сердечностью. — Рад снова видеть вас. Садитесь.
Джимми проигнорировал предложение.
— Не хотите ли сказать еще что-нибудь, прежде чем я приступлю к делу? — Он резко скрипнул зубами.
— Ну, раз на то пошло, я хотел бы спросить, что это все значит. Может быть, дефлектор оказался слаб и вам пришлось в дороге попотеть?
Рой громко засопел, а Джимми окинул Мак-Катчена холодным взглядом и спросил:
— Прежде всего, что это вам вздумалось так подло морочить нас?
Брови Мак-Катчена удивленно поползли кверху.
— Вы имеете в виду мою маленькую ложь? Господи, какие пустяки! Обычный деловой прием. Я ежедневно делаю куда худшие вещи, и люди считают это нормой. Да и что вы на этом потеряли?
— Расскажи ему о нашем «увеселительном рейсе», Джимми, — потребовал Рой.
— Именно это я и собираюсь сделать. — И Джимми, придав своему лицу страдальческое выражение, повернулся к Мак-Катчену. — Сначала мы мучились из-за адской жары — она дошла до 150 градусов, но тут мы не в претензии: мы знали, чего ждать на полпути между Меркурием и Солнцем. Непредвиденное ожидало нас в зоне действия этого вашего поля. Теплоотдача происходила не по градусу в сутки, как нам говорили в летном училище. — Он дал себе передышку, чтобы вставить несколько только что пришедших ему в голову бранных слов, после чего продолжал: — За три дня температура снизилась на 50 градусов, за неделю дошла до точки замерзания, а следующую неделю — долгих семь дней — мы погибали от холода. В последний день ртуть в термометре замерзла!
У него от гнева сорвался голос. Рой в приступе жалости к самому себе чуть не всхлипнул. Мак-Катчен оставался невозмутим.
— Мороз все крепчал, — снова заговорил Джимми, — а у нас не было ни отопления, ни даже теплой одежды. Нам приходилось растапливать воду и пищу. Мы совершенно закоченели, мы не в силах были пошевельнуться. Это был, говорю я вам, сущий ад, только в перевернутом виде. — Он замолчал: ему не хватало слов.
Теперь начал высказываться Рой:
— В двадцати миллионах миль от Солнца я отморозил уши. Повторяю: отморозил! — Он угрожающе потряс кулаком под носом у Мак-Катчена. — А все из-за вас. Вы нас в это втравили! Замерзая, мы поклялись, что вы свое получите, и мы сдержим клятву! Давай, Джимми, начинай! Мы и так потеряли достаточно времени.
— Погодите, ребята, — заговорил наконец Мак-Катчен. — Я хочу понять. Значит, поле так здорово действует? Оно не только не пропускает радиации извне, но и поглощает имеющееся тепло?
Джимми только утвердительно что-то промычал.
— И из-за этого вы целую неделю мерзли?
Мычание повторилось.
И тут произошло нечто в высшей степени странное, прямо-таки невероятное: Мак-Катчен, «Старая Кислятина», человек, «лишенный мускулов смеха», улыбнулся. Да, он показал в улыбке зубы! Больше того, он улыбался все шире и шире, а затем у него вырвался скрипучий смешок. Хотя вначале дело с непривычки шло туго, но понемногу смешки стали звучать все громче, пока не перешли наконец в полноценный смех, а тот — уже в рев. Мак-Катчен один раз в жизни вознаграждал себя за свою вечную кислую угрюмость.
Тряслись стены, дребезжали оконные стекла, а гомерический хохот все не утихал. Рой и Джимми стояли, разинув рты. Изумленный бухгалтер в отчаянном приступе храбрости сунулся в кабинет — да так и застыл. Другие сотрудники столпились за дверью и благоговейным шепотом обсуждали небывалое событие. Мак-Катчен смеялся!
Генеральный директор долго не мог успокоиться. Но наконец хохот его, завершившись финальным пароксизмом мелких смешков, умолк, и багровое от непривычного напряжения лицо обратилось к асам Межпланетной почты, чей гнев давно уже сменился изумлением.
— Ребята, — Мак-Катчен все еще ухмылялся, словно заводная игрушка, — это лучшая в моей жизни шутка. Вы получите по два оклада каждый. — После смеха у него началась икота.
Асов его щедрость не тронула. Джимми сердито спросил:
— Что вас так рассмешило? Лично я не вижу причин для смеха.
— Послушайте, ребята, перед моим вылетом на Венеру я дал каждому из вас несколько листков с отпечатанными инструкциями. Что вы с ними сделали?
Возникло короткое замешательство.
— Не знаю, — буркнул Рой. — Я свои куда-то сунул.
— А я в свои не заглянул, просто забыл о них. — Джимми почувствовал себя неловко.
— Видите! — торжествовал Мак-Катчен. — Вы пострадали из-за собственной глупости.
— Как это? — удивился Джимми. — Майор Вэйд сообщил нам все необходимое о корабле. К тому же от вас мы едва ли можем узнать что-нибудь новое в этой области.
— Вы уверены? Вэйд, совершенно очевидно, забыл одну мелочь, содержавшуюся в моих инструкциях. Интенсивность дефлекторного поля регулируется. Перед вашим стартом установили максимальную интенсивность, вот и все. — Его снова стал разбирать смех. — Возьми вы на себя труд прочитать эти листки, вы знали бы, что простой поворот рычажка, — он жестом изобразил это, — может ослабить действие поля до желаемого уровня и пропустить столько радиации, сколько вам нужно. — Смешки стали громче. — Целую неделю вы мерзли, потому что у вас не хватило ума повернуть рычаг. И после этого вы, пилоты-асы, являетесь ко мне с претензиями. Ну и смех! — Когда он справился с новым приступом хохота, асов в кабинете уже не было.
Внизу, на аллее, мальчик лет десяти с величайшим интересом и удивлением наблюдал, как двое взрослых людей, забыв, что они взрослые, наскакивают друг на друга, не соблюдая никаких правил, а просто колошматя и лягаясь.


Айзек Азимов
среда, 14 ноября 2018 г.
Флэшмоб "50 странных вопросов" blancheneige 14:54:21
Флэшмоб "50 странных вопросов".
Никогда не участвовал в подобных штучках, но вот захотелось вдруг.

1. Что ты сейчас должен делать? – учиться, учиться и ещё раз учиться; но я прогуливаю занятия, чтобы сделать уборку и посмотреть кино.
2.Ты улыбаешься незнакомцам? – возвращаю им улыбку, если они улыбнутся мне, но инициатором не являюсь.
3.Что сейчас на тебе надето? – чёрные домашние свободные брюки с мелким узором а-ля Индия + чёрная недомашнаяя футболка с мелким узором а-ля «я инфантильное дитя топшопа»;
4.Когда последний раз плакал? – кажется, в субботу.
Подробнее…5.Сменил бы цвет глаз навсегда, если бы это было возможно? – нет, с моей внешностью любой цвет кроме оттенков карего смотрелся бы жутковато.
6.Кто был последним, с кем ты говорил вчера перед сном? - мой партнёр.
7.На какой вопрос ты никогда не ответишь правдиво? – никогда не говори «никогда».
8.Какую суперсилу хотел бы?– не копить долги где бы то ни было.
9.Часто простужаешься? – уже нет.
10.У тебя есть странные фобии? – не боюсь, но испытываю отвращение, когда смотрю на рыб.
11.Ты часто завидуешь? – чем реже захожу в инстаграм, тем реже завидую.

12.Поставь плеер на рандом, назови первые 5 песен.
Кино – Бездельник;
Nick Cave – (Are you) The one I’ve been waiting for?
Radiohead – Videotape
Kovacs – My love
Lele Marchitelli - Maddalena Ventura (The Young Pope OST)
Подробнее…13.О тебе писали стихи или песни? - да, писали, это было очень приятно.
14.Что значит твой ник? – «белый снег», как бы на французском, но с неверным порядком слов, мне так больше нравится.
15.О чем ты соврал в последний раз? - сегодня врал, что заболел, чтобы не идти на занятия (см.пункт 1).
16.Ты что-нибудь коллекционируешь? – когда-то у меня была коллекция парфюмов, сейчас постепенно обрастаю игрушечными симпатичными обезьянками.
17.Какой звук тебя бесит и какой нравится? – бесит, когда люди едят суп и при этом хлюпают; нравится, наверное, любая нота, сыгранная на дудуке.
18.Веришь в призраков или инопланетян? – предполагаю, что они могут существовать, но не более.
19.В каком самом ужасном месте ты побывал? - *штука про мой университет*
20.Водишь машину? Бывал в аварии? – нет, нет, слава небесам.
21.Какой последний фильм посмотрел? – «Фантастические твари и где они обитают» пересмотрел.
22.Самое тяжелое увечье, которое получал? – глубокое ранение ножницами в ногу.
23.Твоя последняя покупка? – крабовые палочки
24.Если бы ты мог без последствий убить 1 человека, то кого бы назвал? – одного – слишком мало; если честно, сделал бы это со всеми, кто разбивал моё сердце.
25.Ты социальный или антисоциальный человек? – зависит от того, с кем социализируешься.
26.Встречался бы ты сейчас с кем-то, кому 18 лет? – если только просто по фану.
27.Ты больше дружишь с девушками или парнями? – наверное, с девушками.
28.Ты френдзонишь кого-нибудь? – да, человек 5. Хотя я не очень люблю это понятие.
29.Кто-нибудь ненавидит тебя? – вряд ли, не думаю, что я могу у кого-то такие сильные эмоции вызывать. Если только мой бывший, ахахах.
30.О тебе распускали слухи? – да.
31.Тебя волнует, если другие говорят о тебе плохо? – если за спиной – мне плевать, если в лицо – нуууу, возможно, мне тоже будет плевать. Важно – кто именно говорит.
32.Есть кто-то, кому ты можешь рассказать абсолютно всё? – незнакомец, которого я вижу в первый и в последний раз.
33.Как думаешь, вступишь в брак в ближайшие 5 лет? – сомневаюсь.
34.Какой у тебя секретный прием для того, чтобы понравиться человеку? – я вообще ничего не делаю, чтобы кому-то понравиться, откровенно говоря. Скорее, напротив, подсознательно делаю слишком многое, чтобы НЕ понравиться.
35.Как покорить твое сердце? – заботиться обо мне, но не наседать.
36.Любимая группа? – Nick Cave and The Bad Seeds.
37.В кого из знаменитостей ты влюблен? – кажется, ни в кого.

38.С кем из музыкантов ты бы переспал не раздумывая? – Freddie Mercury, Мишель Гуревич (!).
Подробнее…39.Твой топ-5 самых горячих знаменитостей нема
40.Если бы ты мог встретиться с любым человеком на Земле, то с кем? – небожители интереснее ;)
41.Как ты думаешь, твоя жизнь радикально изменится к 2020 году? – вряд ли.
42.Что тебе не понравилось в сегодняшнем дне? – моё позднее пробуждение.
43.Если бы тебе нужно было удалить один год из жизни, то какой именно? – 2013, тогда вообще ничего важного не происходило, кажется.
44.Что тебе снилось вчера? – моя бывшая соседка, которая стала художницей (во сне) и переехада.
45.Жизнь сейчас похожа на твою жизнь 2 года назад? – нет :3
46.16-летний ты возненавидел бы тебя сегодняшнего? – нет. Тот человек был бы удивлён, увидев меня сегодня, но гордился бы точно).
47.Ты доволен тем, кем стал? – могло быть и лучше, но стало тем, чем стало.
48.Твое самое удачное жизненное решение? – действовать.
49.Какие полчаса своей жизни ты хотел бы пережить заново? – смотреть на звёзды с крыши, забыв обо всём.
50.Какое воспоминание ты бы стер из своей памяти? – о том, как я обидел близкого человека. До сих пор не могу простить себе всего этого.


Категории: Эго-кормушка
понедельник, 12 ноября 2018 г.
даже кукольный домик с мебелью трайк 16:32:32
любарская сняла видео про игрушки 90х, которых у нее не было
удивительно, но у меня все это было и причем прямо таки в детстве
казалось бы живешь в дыре на отшибе, а игрушки получал на раздва :-?­
the collapse Великий Уравнитель 15:52:05

Залезь мне в сердце,­ а не в ширинку­ джинс

­­
Поймала себя на моменте, что сижу и грущу из-за темы отношений, потому что это мрак полный. Включаю рандомный видос -> там чёт есть про отношения -> умиляюсь -> грущу. Параллельно цепляю интересные факты из видоса и поражаюсь им. Забываю про отношения, начинаю грустить из-за того, что организм меня разнообразно предаёт, а я не знаю точно почему и чё делать. Ипохондрически жить мне с этим не хочется. Параллельно иду на тамбу за итальяшками. Италия всё делает лучше, когда не разрывает сердечко. Мне так странно и смешно.
В этом просто вся моя жизнь
.

Категории: Weirdo
/=-975 Лисий выродок 09:18:45
Посоветуйте классную антиутопию, чтобы оъуеть от жизни.
09:22:28 Dеsirе
А знаменитое трио уже прочитано? 1984, О дивный новый мир и 451 градус по фаренгейту?
09:23:45 Лисий выродок
вот последнюю прямо сейчас читаю, а 2 первые давно
09:27:13 KANDAHAR DESERT
а как же ЗАМЯТИН
09:37:31 Dеsirе
А, да, Мы Замятина, конечно-конечно)
воскресенье, 11 ноября 2018 г.
.... omnivore 22:30:19
Вот и оно. То же место, то же время, тот же снег и мороз. Тот же дым из легких, такая же светлая ночь, та же музыка в ушах. Вспоминай. Это состояние, это чувство. Дай ему наполнить себя, вернуть в то время, когда ты испытал его впервые. Приятно ли это? Нет, отнюдь. Это больно и грустно. Но я вдыхаю этот момент вместе с холодным воздухом, с дымом сигареты. Прямо как тогда. Дай себе прочувствовать это. Понять и переболеть. Полюбить и отпустить. Все уходит и не возвращается больше. Ушла радость, уйдет и боль за ней. Ничего лучше уже не будет, с этим приходится смириться, как ты ни отрицай, как ни надейся. Вот и все. Выдыхай.

Подробнее…Новое не держится. Пора от него избавляться. Все равно не то.
sweetpussy Father Lloyd. 17:51:18

disfavor

Происхождение некромантии восходит к самому Безмолвию, хотя и не так прямо, как вы могли подумать. Искусство некромантии — это, на самом деле, ответвление алхимии, которая, в свою очередь, представляет собой ответвление волшебства, которое является ответвлением, как это ни неожиданно, религии.
Теперь позвольте объясню. Не хочу говорить банальности, но "в начале" была религия. Основной принцип эрафийской религии заключается в том, что если сделать все в соответствии с положенными ритуалами, будет даровано то, о чем попросишь. Это поверье подтверждается и по сей день. Но веками ранее те, кто занимались мистическими искусствами, изменили базовые установки религии. Живущие высоко в южных горах, они стали первыми волшебниками, которые проводили ритуалы не для того, чтобы просить о награде, но чтобы самим ее создавать.
Конечно же, нашлись и такие волшебники, которым было мало оставаться просто кудесниками. Вместо того, чтобы создавать что-то из ничего, они меняли практикуемые ритуалы в попытке изменить окружающую их среду – они пытались оживить неживое. Так, сформированное больше наукой, чем магией, родилось искусство алхимии.
И все же были те, кто пошел в этой "новой религии" на шаг дальше. Чем давать жизнь неживым вещам, эта новая группа сделала своей целью оживлять заново ранее живших существ. Смешав кудесническую магию и науку алхимии, некроманты стремились к полному и окончательному воскрешению мертвых. Однако быстро стало ясно, что для того, чтобы восстанавливать жизнь подобным образом, эту жизнь нужно откуда-то забирать.
Такая практика была настолько богохульной (даже для волшебников и алхимиков), что культ некромантов был изгнаны из государства Бракада (южные горы, упомянутые мной ранее). Странствуя по континенту, культ в конце концов поселился в АвЛи – местности, наполненной жизнью. Со временем некроманты, пытаясь достичь своей цели, идеального воскрешения, медленно иссушили всю жизнь вокруг себя.
Ближе всего некроманты подошли к воскрешению в создании лича. Сам по себе лич – не зло, а лишь резулта попытки мага остаться живым после смерти, ОТДАВ свою жизнь в обмен на собственное воскрешение. Гораздо более разумный, нежели поднятые зомби и скелеты, лич сохраняет способности предыдущего обличья, но должен продолжать питаться жизнью, чтобы уцелеть.
Сегодня государство Дейя, пустынный дом некромантов вот уже почти тысячелетие, продолжает расти, словно раковая опухоль, в сердце АвЛи. Эльфы не сумели остановить эту медленно растекающуюся безжизненность, а другие страны даже не пытались. Никто никогда не объявлял Дейе войну: даже если некроманты будут полностью уничтожены, эта земля непригодна для обитания.
Но у некромантов есть два истинных врага: волшебники и алхимики, которые их породили, и эльфы, которым теперь приходится с ними жить. По моему скромному мнению, это лишь вопрос времени, пока кто-то не объявил Дейе войну.

­­
Kol slaven (Dmitry Bortniansky) Наташа Стефанчикова в сообществе Theosophic 17:44:35
­­

So great is God, in power and glory,
No mortal tongue can ever proclaim.
So great His throne, and power sublime,
No mortal mind can ever contain.
:The one, true God we worship with love,
Brighter than sun, more splendid than stars above.:

O Jesus, Lord, we ask You to bless us,
Who love Your Savred Heart divine.
We so esteem this most precious treasure,
Now and forever and for all time.
:O Lord, our God, to You we give glory;
Bless us we pray, for You are our sole treasure.:

O God of Sion, unique and eternal,
We cannot fashion praises of worth.
Nor tell in song how great is Your glory,
Equal in heaven as upon the earth.
:O Lord, our God, and Father in heaven,
Give us Your kind and merciful blessing now.:
To cite this article: H. C. Henschen (1968) Wet vs Dry Gas Cleaning In... 572658027166660 10:30:33
To cite this article: H. C. Henschen (1968) Wet vs Dry Gas Cleaning In the Steel Industry, Journal
of the Air Pollution Control Association, 18:5, 338-342, DOI: 10.1080/00022470.19­68.10469138
To link to this article: https://doi.org/10.­1080/00022470.1968.1­0469138
10:44:05 572658027166660
https://www.scienced­irect.com/topics/che­mistry/gas-cleaning
20:51:30 572658027166660
https://www.edu.seve­rodvinsk.ru/after_sc­hool/obl_www/2013/wo­rk/pestov/atmosphere­_protection.html
суббота, 10 ноября 2018 г.
dust in the wind shenanigans 21:47:05
all we are is dust in the wind
you have to come and find me, find me

все проходит, и это прошло, и любовь, и дружба, и совместное дело, которое я хотела сделать делом жизни,
и увлечения, и время, и год уже с тех пор пролетел; и все - как дым уносит ветер, как пепел пожарища.
я стою на пепелище и не знаю, что делать с тем, что больше ничего не осталось и тем, что все прошло.

наверное, я ещё найду в себе силы, и ветер переменится; может быть, кто-то найдет меня
и полюбит такую, какая я есть. может быть, когда-нибудь это случится, но я уже сейчас
не хочу смотреть вперед и вглядываться в будущее, не хочу ждать ничего хорошего,
потому что когда ждешь - непременно не сбывается, или приходят катастрофы и беды.
весь мир состоит из лжи, боли, тревожных снов и мутных осенних рассветов, из тьмы,
сухого бурьяна, колючек и грязи, и холода, пронизывающего до костей, хватающего за пальцы,
вгрызающегося в тебя, как голодный пес. мир состоит из давящих туч, из бессилия
и злости, которую усталость разводит до разражительности, словно дешевый чай,
заваренный трижды. я чувствую себя безнадежно больной, я больна усталостью и печалью,
смертельно больна одиночеством, и мне кажется, что меня ждет моя пьяцца ди спанья,
случайный попутчик-художник, на чьих руках мне останется только умереть,
захлебнувшись своими стихами, ненаписанными и непрочтенными.
жаль только, что нет никакой фанни, которая бы любила меня, и которую я бы любила.

i'm tired of tending to this fire i've used up all i've collected
i have singed my hands


Категории: Anxiety, Exhausted, Grief&sorrow, Slightly sad, Sleeeepyyy, Time wasting, Valium
06:52:54 s.holder.
Все будет хорошо
06:52:59 s.holder.
<3
06:53:27 s.holder.
Если ты больна одиночеством, то холдэры к твоим услугам
07:28:07 shenanigans
:3 спасибо, бри=))))
~ ORIENTSONNE в сообществе COOK_BOOK 19:32:04

весь мир, как заря, наступа­ет, а я, словно пламя, погас

­­
РАТАТУЙ

Ингредиенты:
• баклажаны - 2 шт
• цуккини (или молодые кабачки) - 1-2 шт
• помидоры - 4-5 шт
• острый красный перец - 1/4-1/2 шт
• зелень петрушки - 2-3 веточки
• чеснок - 1 зубчик
• оливковое масло - 3 ст.л.
Для томатного соуса:
• томаты в собственном соку (или сезонные помидоры) - 300 г
• лук репчатый - 1 шт
• перец болгарский - 1 шт
• оливковое масло - 1-2 ст.л.
• сахар (или по вкусу) - 0,5 ч.л.
Способ приготовления:
1. Баклажаны вымыть и нарезать тонкими кружками, толщиной 2-3 мм. Посыпать солью и оставить на 20-30 минут. Кабачки вымыть, обсушить и нарезать такими же кружками, как и баклажаны. Помидоры вымыть и нарезать кружками или полукружками (в зависимости от размера помидоров).
2. Приготовить томатный соус. Лук очистить и мелко нарезать. Перец вымыть, вырезать семенную коробку и нарезать маленькими кубиками. Помидоры вымыть, со стороны плодоножки сделать крестообразный надрез, обдать кипятком, снять кожицу и измельчить в блендере (или нарезать кубиками). В разогретую с маслом кастрюлю или сковороду выложить лук, немного посолить и обжарить до мягкости. Положить перец и жарить, помешивая, 5 минут.
3. Добавить измельченную мякоть помидоров, посолить, поперчить, добавить сахар и перемешать (можно добавить столовую ложку кетчупа).
4. Тушить на слабом огне, изредка помешивая, 10-15 минут (можно добавить в соус рубленую зелень базилика или петрушки).
5. На дно формы для запекания выложить половину томатного соуса (оставшийся соус отложить для подачи).
6. Уложить овощи, чередуя: кружок помидора, кружок баклажана, кружок кабачка.
Таким образом укладывать овощи, пока не будет заполнена вся форма.
7. Острый перец вымыть и нарезать маленькими кубиками. Петрушку вымыть и порубить. Чеснок очистить и мелко порубить. Соединить петрушку, перец, чеснок и перемешать.
8. Рататуй посолить, посыпать рубленой зеленью с чесноком и перцем, и сбрызнуть маслом.
9. Накрыть форму пергаментной бумагой и запекать 1 час в нагретой до 180°C духовке.
10. Вынуть рататуй из духовки и дать настояться 10 минут. Подать с оставшимся томатным соусом.

Категории: Овощи
\\\ Lion O 17:24:18

ДС сосатб

если это не исхуйство тогда я хз что значит исхуйство
­­


Категории: Dominic Sherwood as Nightwing, Matthew Daddario as Jason Todd / Red Hood
кислород нeд флaндeрc 15:41:12
я по-прежнему поражаюсь этому переплету из совпадений, которые деталями ластятся и укладываются в целые мозаики поверх моих и ваших будних-выходных, составляя в конце концов прекрасную книгу. книгу случая, перипетий, эдакого «неспроста» и крохотных знаков извне, подтверждающим, что всё идёт так, как следовало бы, двигаясь в нужном направлении. такие мгновения выступают наружу вкраплениями осознания, насколько необходимы и обязательны эти импульсы оказаться здесь и сейчас; свернуть за тот или иной угол наобум, будто следуя голосам Макаревича и Кавагоэ, где «вот, новый поворот».

сегодня, проснувшись и прочитав в десятый раз финал «Мы», романа-антиутопии Замятина, я пустила по щеке слезу восторга, затем успокоилась и благополучно выбралась из сладких объятий пододеяльника. без четкого плана на день. единственной затеей было пойти и отсканировать кадры пленки, поэтому укрывшись полями шляпы от возможных осадков в виде дождя, я вышла на главную улицу и обнаружила, как же там сказочно. туман укутал арсенал высотных зданий до уровня 12-13 этажей, и чувство, что мы пребываем в огромном облаке, до сих пор не покидает аппарат моей фантазии. далее следовал ряд вещественных подробностей: выяснилось, что часы работы лаборатории как раз оказались проходящими, чтобы успеть вернуться за снимками до закрытия дверей; по пути к «дозаправке» кофеином флэт уйата я наткнулась на потрясающее здание, полное мелочей и нюансов, исчерченное граффити и плакатами, а при входе в помещение кофейни «Relax», когда я записывала видео-сообщению близкому человеку, с кем связан альбом группы Cigarettes After Sex, мои уши кольнул миг потрясения: бариста вдруг включил именно их песни! разве это не чудо среди обыденности? не то, ради чего хочется просыпаться, понимая, что за окном тебя вновь ждёт Тот Самый кинофильм с неизвестным ходом сценария; стихотворение, чьи строки так складно сопровождают друг дружку, следуя ритму твоих шагов вдоль мостовой.

нет, я не пытаюсь с пеной у рта спровоцировать вас на жизнь, дорогие друзья. не желаю упихнуть ваши головы в кокон из счастья, в изоляцию от проблем и паршивого самочувствия. неделю назад четыре праздничных для поляков дня я провела в кровати, испытав перед этим горечь нахождения в другой стране, так далеко, когда в семье произошла большая боль, а затем, столкнувшись с фактом, что в этой моральной прострации, где-то на учебе или посреди проспектов города, мой загранпаспорт был успешно проебан, тем самым перечеркнув мне возможность провести время в компании друзей из Минска, я совсем расклеилась. тогда, потерпев ряд горестей и неудач и остро ощущая собственное одиночество, отсутствие плеча, на которое можно было бы опереться, я закрылась в себе на двенадцать позвонков-замков, как бы желая заныкаться между подушек поглубже от мира, дабы никакие службы поиска пропавших без вести, вроде «Красного креста», не смогли поймать радарами мои координаты.

где-то в подсознании я догадывалась, что вскоре реабилитируюсь, но лишь снаружи, вне этого страшного ящика самокопания и ненависти. выбравшись еще в понедельник на пары, я уже сейчас, новым субботним днем, поражаюсь, как скоротечно прошла вся эта неделя, все семь насыщенных впечатлениями суток. кажется, чтобы сохранять внутри себя это хрупкое чувство любви к жизни, мне, порой, нужно от нее «отказываться», чтобы обновленным взглядом, прочистив его матрицу, наблюдать за происходящими событиями и быть их полноценной частью; вливаться в этот яркий бесконечный поток и постоянно влюбляться в происходящее вокруг колдовство, именуемое одним словом — «сегодня».

да, именно так, я — активистка собственного Сегодня.

Музыка King Krule — Rock Bottom
Категории: Lubi
Апплекатура, мать ее Маркус Майрини 15:40:00
Увлеклась звуками... Решила изучать имена. Вчера зашла в дом лишь для того, что б прикоснутся к чужому отражению. Все иносказательно и это пахнет странностью.
Не забыть бы это чувство) Чувство другой осени, где звуки обретают символ флейты на Ирланских берегах, где мир у очага и встречу с друзьями называют Самайном.

Ахах... Апплекатура, мать ее:-D­


starry sky > Изюм (записи, возможно интересные автору дневника)

читай на форуме:
пройди тесты:
Кто ты из Тани Гроттер?
твоя внешность в анимэ.
какое ты животное
читай в дневниках:

  Copyright © 2001—2018 BeOn
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх